Перейти к содержимому

Архивы

Сергей КУРЁХИН: «Национал-большевизм – это свежий ветер и подвижничество»

В сентябре 1995 года я возглавил предвыборный штаб Александра Дугина, решившего попытать счастья на выборах депутатов Государственной думы в 210-м округе Санкт-Петербурга. Он зарегистрировался как независимый кандидат, но фактически шёл на выборы от Национал-большевистской партии. В Санкт-Петербурге Дугин подружился с музыкантом-экспериментатором Сергеем Курёхиным, который незадолго до этого заявил о своих симпатиях к НБП.

Осенью 1995 года я начал сотрудничать с газетой «Смена», в которой незадолго до этого вышла статья, автор которой недоумевал, зачем в национал-большевики подались Сергей Курёхин и художник Тимур Новиков. У меня возникла идея взять интервью у Сергея Курёхина, которое сломало бы стереотипное восприятие его как пересмешника-постмодерниста, а заодно вывело бы обсуждение феномена НБП и идей национал-большевизма на новый медийный уровень.

Александр ЛЕБЕДЕВ-ФРОНТОВ: «Шум погружает человека в состояние временной смерти»

Те, кто в 90-е годы интересовался контркультурой, наверняка помнят Александра Лебедева-Фронтова. Этот всегда одетый в чёрное человек никогда не улыбался, а если смеялся, то исключительно саркастически. Он никогда не был любителем поболтать.  Зато он очень громко шумел. Он издавал такие звуки, что спортивные люди падали в обморок, а те, что послабее духом — сходили с ума. Александр Лебедев-Фронтов занимался «шумовым террором».

Эдуард ЛИМОНОВ: «Живя по правилам этого общества, нельзя быть мужчиной»

Перебирая недавно свой архив газеты «Смена», в которой я работал в 90-е годы, я обнаружил номер, в котором напечатано моё интервью с Эдуардом Лимоновым. Разговаривали мы о «мужском» и «женском», сидя в московском музее Владимира Маяковского по окончании конференции левых радикалов «Вслед за Зюгановым — мы!», которая прошла перед президентскими выборами летом 1996 года (тогда мало кто сомневался в победе Геннадия Зюганова). На мой взгляд, сейчас, когда с чьей-то подачи (не понимаю пока точно — с чьей), гендерный вопрос стал едва ли не центральным вопросом левого движения, это интервью весьма актуально.

«Орлеанская дева» – плод нашей общей тревоги

Ещё одна опера появилась в репертуаре Мариинского театра — «Орлеанская дева». Мощный спектакль. Настоящая grand opera. В хронологическом списке опер Петра Ильича Чайковского «Орлеанская дева» идёт вслед за «Евгением Онегиным». Если «Евгений Онегин» — это… Подробнее »«Орлеанская дева» – плод нашей общей тревоги

Как я продался и переобулся

Продался, переобулся в прыжке, предал идеалы… Чего только не узнаешь о себе после того, как дашь понять, что не поддерживаешь навальное движение. Некоторые искренне удивляются: «Ты же ходил на марши несогласных. Чем нынешние шествия отличаются от них?» Да, ходил. Но они и нынешняя буза — совсем-совсем не одно и то же.

Российская империя: две судьбы — две столицы

«И Петербург, и Москва — это две стороны, или, лучше сказать, две односторонности, которые могут со временем образовать своим слиянием прекрасное и гармоничное целое, привив друг другу то, что в них есть лучшего», — доказывал Виссарион Белинский, и был абсолютно прав.

Авиатор Филиппов смог, а я — нет

Люди, понимая, что никогда не совершат ничего, сродни тому, что совершил авиатор Филиппов, начинают охаивать героизм как таковой. Я тоже понимаю, что мне далеко до Филиппова и других героев. Поэтому-то преклоняюсь перед ними. Они смогли, а я нет…

Горячий петербургский май 1896 года

Ровно 120 лет назад (не беря в расчёт разницу между старым и новым стилем), 23 мая 1896 года, началась забастовка текстильщиков Петербурга — первая всеобщая забастовка в России.